Закон о забвении

Основные понятия закона о забвении

14.07.15 были официально изменены  Федеральный закон номер 149-Ф3, а также статьи 402-я с 29-ой российского ГПК. Упомянутый акт касается информации, ее защиты и связанных с нею технологий. Эти поправки более известны под названием «закона забвения», и этот материал посвящен разбору новых норм

Основное содержание

Согласно изменениям, любой проживающий в пределах России человек с 01.01.16 имеет право потребовать от операторов интернет-поиска перестать показывать в выдачах поисковиков ссылки, ведущие к определенным материалам о себе. Это распространяется и на граждан других государств, пребывающих в пределах Российской Федерации. Слово «забвение» употребляется тут несколько условно, поскольку сама информация по заявлению человека не удаляется – просто из выдачи поисковиков исключаются ссылки на материалы.

Основания остановить предоставление ссылок на сведения:

  • данные не являются достоверными;
  • распространение нарушает действующие нормы законодательства;
  • информация перестала быть актуальной, лишившись для заявителя значения по причине дальнейших событий либо действий.

Предусмотрены некоторые оговорки: изъятию из поисковой выдачи не подлежат сведения, касающиеся уголовных преступлений, срок привлечения к ответственности по которым не истек, а также данные о деяниях, судимость по которым остается неснятой либо непогашенной.

Кого затрагивают новые изменения

Исполнять закон должны поисковые системы – вернее, их операторы. Под этим термином понимаются системы, посредством которых осуществляется поиск сведений на сайтах, принадлежащих третьим лицам. Таким образом, внутренний поиск ресурса не делает его такой системой в контексте принятых изменений. Оператором авторы норм называют распространяющее рекламу, нацеленную на потребителей, пребывающих в пределах Российской Федерации, лицо. Словом,  новые нормы распространяются на практически каждый поисковик, однако не касаются непосредственно львиной доли обычных ресурсов.

Порядок подачи заявления об изъятии ссылок

Чтобы требовать исключить ссылки, ведущие к определенным сведениям, необходимо предоставить:

  • данные паспорта, ФИО, контакты;
  • материалы, демонстрацию ссылок на которые требуется прекратить;
  • непосредственно подлежащую удалению ссылку;
  • обоснование требования;
  • согласие подвергнуть личную информацию обработке.

Закон не указывает ни точной формы заявления, ни алгоритма его подачи. Однако ответ от оператора обязан иметь такую же форму, как и изначальное требование.

Взаимодействие с операторами осуществляется по такому алгоритму:

  1. Гражданин направляет требование.
  2. На протяжении десяти дней оператор убирает ведущие к указанным материалам ссылки из выдачи, ставя в известность обратившегося. У последнего могут быть запрошены удостоверение личности, уточняющие данные. В подобных случаях автор обращения имеет десять суток на предоставление оператору затребованных данных. Причем закон не указывает прямо, в какой форме должна удостоверяться личность – видимо, речь идет о направлении копии документа. Получив требуемые данные, оператор поисковика на протяжении десяти дней обязан остановить появление ссылок, уведомив про это заявителя.

Операторы наделены правом не сообщать про факт получения требования заявителя, помимо случаев, оговоренных законами. Свежие нормы сформулированы таким образом, что обязывают операторов остановить демонстрацию ссылок, включающих фамилию заявителя, его имя или и то, и другое. Причем не поясняется, считается ли присутствие этих сведений существенным критерием для рассмотрения ссылки в качестве спорной и последующего исполнения требования.

Отказ поисковиков рассматривать обращение

На протяжении десяти дней после обращения заявителя либо после получения от него запрошенной уточняющей информации оператор имеет право ответить обоснованным отказом. Если заявитель считает отказ немотивированным, он может подать судебный иск относительно удаления спорных ссылок. Причем подобное судебное разбирательство допустимо осуществлять по месту проживания истца, ответчиком же вполне способен выступать представитель другого государства. Таким образом, например, судиться с зарегистрированным официально в Калифорнии, США Google можно в своем городе. Интересно, что новые изменения не разъясняют, обладают ли заявители правом подавать такой иск, если вообще не последовало реакции оператора на первоначальное обращение – упоминается только необоснованный, по мнению заявителя, отказ. При этом никакая ответственность поискового оператора за непредоставление ответа не указывается, хотя законом он прямо обязывается отреагировать на заявление. Пояснение к изменениям говорит: истец может обжаловать обоснованный отказ оператора исполнять требования в суде. Государственно-правовое управление в своей справке указывает на право заявителя судиться, когда тот считает отказ немотивированным. Видимо, возможность иска после полного бездействия поискового оператора (отсутствие реакции, невыполнение требований) будет определена судебной практикой.

Вопрос ограничения достоверной информации

Как было сказано выше, основанием для требования удалить ссылки может являться неактуальность материалов, утрата ими значения для самого заявителя по причине последовавших затем событий либо действий. Депутаты Деньгин, Калашников, Казаков и Казакова в своей записке отмечают: закон соответствует общеевропейской практике. Рассмотрим пример разбирательства в суде ЕС по делу «Google против Марио Костехи Гонсалеса» (C-131/12). Тогда испанский гражданин потребовал прекратить выдачу ссылок на сообщения 16-летней давности о том, что он продал свой дом за задолженности, которые в дальнейшем были выплачены. Присутствие этих сведений в поиске якобы нарушало личную жизнь истца. В итоге суд принял его сторону, обязав Google не выдавать указанные ссылки.

Вероятно, подобные случаи и имели в виду отечественные законодатели – сообщения достоверны, однако неактуальны и способны влиять на репутацию человека, деятельность, частную жизнь. В заключении Комитета ГД по информационной политике по редакции законопроекта, представлявшейся ко второму думскому чтению, указано на неточность подобной формулировки. Там сказано, что действующие нормы не запрещают распространять подобную информацию и подчеркивается, что утрата достоверными сообщениями актуальности «для заявителя» еще не означает такой утраты для прочих лиц или общества. Авторы заключения отмечают, что ограничение распространения подобных сведений грозит обернуться нарушением прав, гарантированных Конституцией.

Законодательные нормы других стран по этому вопросу

В упомянутом ранее разбирательстве «Google против Марио Костехи Гонсалеса» европейский суд сослался на законы про личную информацию. Распространение материалов про истца рассматривалось в свете устаревших, неясных, излишних, недостаточных сведений с целью обработки личных данных. Была применена директива, регламентирующая безопасность физлиц в процессе обработки личной информации. Законодательства некоторых европейских государств (например, Германии, Испании) содержат нормы, идентичные упомянутой ЕСовской директиве. Во всех этих случаях возможность «забвения» связывается с законами про личные данные, соответствующим образом толкующиеся судом ЕС. Этим российский закон и отличается от европейских: он не связывает требования об удалении с личной информацией заявителя, указывая лишь на обязанность оператора исключать  демонстрирующие имя и/или фамилию обратившегося ссылки. Российский закон разделяет операторов поиска с операторами личных данных. Это вполне понятно, поскольку иначе использовался бы Федеральный закон «О персональных данных».  Его положения наделяют гражданина  правом потребовать остановить любую обработку своих данных – это касается и распространения сведений на просторах интернета. Отметим, что американское законодательство отрицает возможность подобного «забвения». В США гарантированная первой конституционной поправкой свобода слова ценится больше, нежели права отдельной личности на конфиденциальность.

Возможность судебных разбирательств в России с заграничными операторами

Этот закон вносит определенное дополнение в российский ГПК, а именно в 402-ю его статью. Согласно внесенным изменениям, отныне российские суды имеют возможность разбирать дела с участием представителей других стран в тех случаях, когда ответчик распространяет рекламные материалы, нацеленные привлекать потребителей, которые пребывают в пределах Российской Федерации. Причем закон действие этой нормы не ограничивает исключительно тяжбами вокруг изъятия иностранными поисковиками ссылок – выходит, начиная с 01.01.2016 эту норму можно применять в любых разбирательствах граждан РФ с лицами, размещающими нацеленную на потребителей, пребывающих в пределах Российской Федерации, рекламу. Таким образом, становится совершенно возможным подавать исковые заявления против, скажем, Google, в суд, например, Костромы или Хабаровска.

Заключение

На протяжении последних нескольких лет становится все заметнее желание российского государства управлять интернетом. Действия законодателей в этом направлении становятся активнее, причем в определенных случаях их вполне допустимо считать оправданными. При этом на практике соответствующие инициативы характеризуются низким качеством, поскольку представляют собою, скорее, орудие привлечения внимания. Последующие ужесточение требований может повысить степень изолированности российского сегмента интернета. Это сделает рунет труднодоступным для иностранных инвестиций, а также затруднит выход российских проектов на международные рынки и воспрепятствует их глобальному развитию.

Оставить комментарий

Plain text

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.